Вы тут

Камиль Камал: Восток и Восход в Беларуси


Творчество самобытного, яркого художника Беларуси азербайджанца Камиля Камала стоит как-то обособленно в пространстве изобразительного искусства богатой мастерами страны. Живописец, график, скульптор… В одной ипостаси столько миров и явлений, что иногда просто удивляешься, как может все это вместиться в одной жизни.
Учителя Камиля Камала — русский живописец Евсей Моисеенко, белорусский график Гавриил Ващенко, а еще — Май Данциг, который хотя формально и не учил Камиля Камала, но близок ему и душой, и своими откровениями, своими традициями. Родился художник в Грузии. Азербайджанец  по национальности, он все стремился к открытию художественных миров Азербайджана. Но как-то так выстроилась жизнь, что следом за первым художественным образованием в Грузии были Санкт-Петербург, тогда еще Ленинград, затем — Минск. В Беларуси, в Минске он и остался. Подружился с белорусскими художниками, писателями. Выставки Камиля Камала, выставки его картин, каждая из которых — поиск единства Востока и Запада, желание соединить миры, философии, не единожды проходили в Минске, в Национальном художественном музее Беларуси.
Цвета, краски, которые выбирает белорусский мастер Камиль Камал, очень тесно связаны с теми природными явлениями, той природной атмосферой, что были близки художнику с раннего детства. Грузия, Азербайджан… Просто — весь Кавказ. И эта память движет повседневными устремлениями художника, руководит его выбором.
Мне часто доводилось наблюдать, как реагируют на первые встречи с творчеством Камиля Камала писатели, поэты, которые любят бывать в мастерской оригинального мастера. Народный поэт Беларуси Рыгор Бородулин, прозаик Тимур Зульфикаров, поэт Чингиз Али оглу, прозаик и поэт Ганад Чарказян, бард Валерий Познякевич… Их глаза открывались шире, чувствовалось, что восхищение, которое они и не скрывали, становится материальным уже в их личных творческих планах. Что бы ни рисовал Камал — горы, города в горах, реки и небо — все представляется одним миром. Частью этого мира являются и женские лица, подсказанные космическим осмыслением окружающего мира.
Недавно Камиль Камал сказал мне, что он не любит рисовать натуру:
—    Вот лежит на нашем столе хлеб. Его сотворили руки человеческие. Бороздочки, морщинки — столько в этом хлебе тепла, столько человека в нем присутствует, что я никогда не нарисую, не передам уже единожды сотворенное таким, каким его, пусть хлеб, пусть дерево, пусть человека, кто-то уже придумал… Фантазия — вот главный двигатель художественных открытий. Чем ценен Пикассо, чем ценен Шагал? Они выходили за рамки натуры, создавали свое, самими придуманное действо. Об этом мне не  раз говорил и великий Евсей Моисеенко.  Я благодарю судьбу, что в начале своих исканий повстречал такого художника, такой талант на своем пути.
Камиль Камал в последнее время обратился к работам по оформлению книг китайских поэтов. Целая серия таких сборников выходит в Издательском доме «Звязда» в Минске. Серия называется «Светлые знаки. Поэты Китая».
—    Первая книга китайских авторов, которую я оформил, был сборник стихотворений легендарной поэтессы Ли Цинчжао, — рассказывает Камиль Камал. — Я много читаю поэзию. И восточную, и европейскую. И белорусскую. Мой любимый поэт из белорусов — Рыгор Бородулин… Но китайцы стали для меня открытием. Кажется, что время сразу раздвигает границы,  настолько  они,  тысячелетней давности произведения, современны и созвучны мне, живущему в веке двадцать первом. Сейчас я закончил работу над книгой Ван Гочжэня. Я удивился, что общий тираж его поэтических сборников — девять миллионов экземпляров. Причем он работал в литературе немногим больше двух десятилетий. Знаю, что у китайской молодежи сегодняшних дней Ван Гочжэнь — самый  популярный поэт. Вот и я бьюсь над разгадкой вопроса: в чем же  секрет  такой его популярности, в чем же секрет такого его притяжения? И меня уже тянет в Китай, мне хочется открыть для  себя  еще  и  такой  Восток…  Я хочу понять, чем же он близок моему родному Кавказу, как и понять то, в чем же их несхожесть… Где больше солнца — на моем родном Кавказе или там, в  Китае?..
…Художника развивает и укрепляет движение. Конечно же, оно должно быть разносторонним, многогранным. У Камиля Камала это проявляется через внимание к разным формам. Сегодня он делает портрет белорусского писателя (курда по национальности, литератора, создающего свои произведения на курдском) Ганада Чарказяна, завтра старается проникнуть в мир просветителя Василя Тяпинского, затем создает модель памятника великому Низами, даже не задумываясь, будет когда-либо установлен этот памятник или нет. Потом делает экслибрисы.
— Я не могу стоять на месте, не могу просто выполнять заказ, накапливать количество картин, отражающих окружающий мир, — говорит художник. — Мне каждый день должен приносить что-то новое.
Наверное, в этом и состоит главная его тайна: каждый день должен приносить что-то новое. Наверное, так  охотно,  с  надеждой  на  открытия
идут в мастерскую Камала на улице Некрасова белорусской столицы все новые и новые друзья…
Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

 

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Грамадства

На Гродзеншчыне ўшанавалі хлеб, лён, бульбу, памідор і дуб

На Гродзеншчыне ўшанавалі хлеб, лён, бульбу, памідор і дуб

Самабытныя, смачныя і пазнавальна-творчыя святы адбыліся сёлета ў розных раёнах Гродзеншчыны.

Эканоміка

Навошта нам долары?

Навошта нам долары?

Намеснік старшыні праўлення Нацыянальнага банка Беларусі Сяргей Калечыц расказаў аб дэдаларызацыі эканомікі Беларусі Сыходзіць ад прывязкі

Грамадства

Перадабортнае кансультаванне — гэта перш за ўсё клопат пра жанчыну

Перадабортнае кансультаванне — гэта перш за ўсё клопат пра жанчыну

У ліпені ў Мінску ў трох паліклініках — 10-й, 23-й і 37-й — былі адкрыты кабінеты «За жыццё», дзе праводзяць перадабортнае кансультаванне.

Грамадства

Наколькі складана ў нашай краіне стаць кандыдатам і доктарам навук?

Наколькі складана ў нашай краіне стаць кандыдатам і доктарам навук?

Ці лічыце вы мэтазгодным устанаўленне адзіных патрабаванняў да саіскальнікаў вучоных ступеняў па колькасці апублікаваных навуковых работ незалежна ад галіны навукі?